Главная > Объекты > Продажа дворянской усадьбы М.Н. Верховского

Продажа дворянской усадьбы М.Н. Верховского

характеристики

Тип объекта

Продажа-покупка

Регион

Нижегородская область

Стоимость

10 000 000 руб.

Бывшая усадьба помещика М.Н. Верховского  расположена на берегу р. Ветлуги в Ветлужском районе Нижегородской области

Телефон для связи- 8 953 563 52 55
 

На территории достаточно хорошо сохранившейся усадьбы расположены:

1.Главный Дом (на фото)  площадью около 1500 м2   с подвалом  (кухня) и мансардой (не используется- свободные площади)

2.Флигель  около 600 м2

3.Артезианская скважина 60 м глубина  (качество воды проверено – вода высшей категории), водонапорная башня

4.Баня

5.Котельная

6.Материальный склад

7.Сушилка (дом охраны) около 150 м2

Эти объекты оформлены в собственность.

Участок  16 га, расположен на самом береге р.Ветлуги, деревья на территории - в основном, хвойные, прилегает к песчаному пляжу (около 1 км). С главного барского Дома к реке раньше была лестница, ее легко восстановить.

 Также на территории расположено еще несколько объектов: конюшня, гараж, 2 дома обслуги, склады.

 Имеется большой фруктовый сад (обильно плодоносит) и пожарный водоем.

Собственное ТП (электропитание) -100 Квт,  стационарный телефон - 2 номера (Ростелеком)

Расположение: 1.5 км от города Ветлуга (д. Морозиха), асфальтированная дорога до самой усадьбы.

Главный дом и флигель раннее являлись памятниками архитектуры 19 века регионального значения, но в настоящее время убраны из реестра.

Усадьбу можно реставрировать и застраивать новыми объектами. Прекрасное место для создания загородной резиденции, клуба, охотничьего хозяйства и т.д.

Предлагаемая стоимость: 10 млн.

Литературные источники об усадьбе М.Н. Верховского

Автор И.С. Максимова.

Верховские

Жизнь нашей семьи тесно связана с фамилией Верховских с тех времен, когда моя бабушка, М.В. Смирнова, поселилась в их доме в качестве няни младших детей - Нины и Насти. Доброе отношение М.Н. Верховского и его домочадцев к бабушке и ко всем нам дает мне право говорить о них, как о родных людях, память о которых хочется сохранить.

Просторы усадьбы

Усадьба Верховских

Усадьба помещика М.Н. Верховского - на высоком берегу реки Ветлуги в двух километрах от города Ветлуги, вниз по течению реки. За усадьбой - деревня Морозиха. За рекой - необъятные леса до самого горизонта.

В усадьбе несколько домов (мне помнятся три) стоят в ряд по откосу.

Эту усадьбу и семью Верховских я представляла себе с детских лет по рассказам бабушки моей Матрены Васильевны Смирновой. Она служила у помещика няней двух девочек - Нины и Насти.

Бабушка

Моя бабушка родом из деревни Кораблихи, что в верховье реки Ветлуги, из большой небедной крестьянской семьи. Отец был хорошим хозяином. В семье был достаток, лучше, чем в других домах деревни. За это семья была награждена прозвищем "Хитровы".

Совсем молоденькой бабушка моя отправилась на заработки. Была она хороша собой, с косой толстой ниже пояса. Однажды в церкви кто-то из любопытных сзади подергал косу: "Не приплетенная ли?"

На работу устроилась в ближнее поместье горничной. Но работа скоро кончилась трагически: от помещика у нее родилась девочка, будущая моя мама.

Незаконнорожденный ребенок в те времена был большим позором. В деревне, куда она вернулась, да и в семье ее осуждали, не вникая в обстоятельства. Пока кормила дочку грудью, жила в деревне. Потом стала оставлять ее у одной одинокой очень некрасивой женщины, доброй и любящей детей. А сама искала работу. Находила только временную: с ребенком ее никто не принимал. Она была в страшном отчаянии, в жутком беспокойстве за дочь свою.

Однажды с большими трудностями она добралась до храма. Упала там на колени и истово молилась, прося помощи у неба. Когда вышла из церкви, очень далекой от ее Кораблихи, обнаружила, что нет платка, в узелке которого были последние ее гроши. Украли в храме, где, как ей казалось, ее мольбу услышал Бог:С тех пор она потеряла веру в него.

На службе у Верховских

Наконец моей бабушке повезло. Этого счастья она ждала очень долго. Ее дочке шел седьмой год. В то время у помещиков Верховских, Михаила Николаевича и Марии Сергеевны родился третий ребенок - девочка Нина (до нее уже были два мальчика Юра и Сережа). А всего у Верховских потом было восемь детей.

Бабушку с дочкой Пашей приняли на службу, когда новорожденной Ниночке было всего две недели. А через полтора года родилась ее сестричка Настя, которая тоже стала бабушкиной воспитанницей.

Когда девочки стали взрослыми, они никогда не теряли с моей бабушкой связи. Переписывались вплоть до ее смерти в 1938 году. А потом нашла их я, уже старенькими, и они мне в письмах рассказывали о себе и моей бабушке, которую любили, как и я.

Помещики Верховские

Помещики были добрыми людьми. Однако моя мама жила в людской, в другом доме вместе с другой прислугой. Правда, днем ей было разрешено быть рядом со своей матерью в господском доме. Она научилась по слуху играть на пианино.

У мамы моей был сильный красивый голос. Она любила петь.

Летом в усадьбе целыми днями раздавался ее голос. Помещик Михаил Николаевич любил слушать ее пение. Со словами: "Ну, запел наш соловей:" выходил на террасу и подолгу слушал ее пение.

Когда мама подросла и ее надо было учить, Верховский отправился к помещику, отцу моей мамы с просьбой удочерить ее. Тогда в учебные заведения крестьян не принимали, а уж незаконнорожденных тем более. Это обстоятельство еще более осложняло проблему.

Помещик ему в просьбе отказал, хотя Верховский давал обещание, что других потом претензий не будет. Сказал, что он сам ее вырастит, выучит и отдаст замуж.

Верховский рассорился с этим господином на всю жизнь. Но удалось все-таки устроить и крестьянку, благодаря связям Марии Сергеевны Верховской, которая приняла на себя эти нелегкие хлопоты.

Мою маму возили в школу, а потом в гимназию вместе с сыновьями помещика Юрой (1902 г.р.) и Сережей (1904 г.р.). Она была ровесницей Юры.

Ездили они в Ветлугу на лошади по кличке Циклоп, с одним глазом от рождения.

Моя мама получила очень хорошее образование по тем временам.

схема 1

Мария Сергеевна Верховская

Очень сожалею, что нет у меня фотографий Верховских того времени, когда они жили в своем имении, были молодыми.

Одна москвичка в письме за подписью "С.М." нарисовала такой портрет Марии Сергеевны: "Очень красивая, румяно-белая, но властная до жестокости. Михаил Николаевич - милый человек...

Садовник Петруни платил нам, девчонкам, работавшим от зари до зари, по 3 копейки за день, но когда являлась Мария Сергеевна, ругала его за транжир и выдавала нам по 2 копейки".

Петр Николаевич Петруни

Главный садовник - с большой семьей. Кажется, его выписали из-за границы. В огромной оранжерее он выращивал всякие заморские фрукты: персики, абрикосы, виноград и что-то еще. Ухаживал за цветниками, декоративными кустарниками, следил за красотой и порядком в парке.

Он фактически являлся управляющим имением.

Революция

Великие трагические события 1917 года не сразу докатились до Ветлуги, этого далекого медвежьего угла.

Только в 1918 году помещиков здесь выселили из своих имений.

Эти события принесли повсеместный упадок культуры, уничтожение красивых архитектурных сооружений, уничтожение прекрасных парков и садов, несчастье множеству лучших людей.

В 1918 году Верховские переселились в Ветлугу к родственникам Михаила Николаевича. Здесь они стали соседями семьи брата Ф.И. Шаляпина, который работал фельдшером в больнице знаменитого доктора П.Ф. Гусева. В то время брата Шаляпина уже не было в живых: он погиб в Первую мировую войну. Он обладал редким по красоте голосом. В свое время Федор Иванович делал попытки увезти его из Ветлуги и сделать певцом-артистом. Жена его Анна Андреевна была портнихой. Сын их Игорь - тоже музыкально одаренная личность. По слуху превосходно играл на пианино. Работал тапером немого кино в Народном доме.

Девочки Нина и Настя стали друзьями Игоря Шаляпина, их ровесника.

Игоря Шаляпина тоже достала чья-то подлая рука, и он был осужден на длительный срок заключения в лагерях по совершенно смехотворному обвинению. Работал в шахтах. После отбытия наказания приехал в Ветлугу. Мать давно умерла. Дом перешел в собственность государства. Снимал угол в домике у кладбища.

Только благодаря заступничеству брата Нины и Нас-ти - Николая Верховского, который обращался за помощью к министру культуры СССР Екатерине Фурцевой, он получил хорошую квартиру на главной улице. К сожалению, недолго после этого прожил: здоровье его было подорвано на каторжных работах.

Верховские через некоторое время уехали в Самару. Поначалу им было нестерпимо трудно. Михаила Николаевича летом видели в старых галошах на босу ногу, привязанных веревками.

Мария Сергеевна через необходимый по закону срок стала преподавателем средней школы и работала до 73 лет. Михаил Николаевич умер в 1952 году в возрасте 80 лет, а Мария Сергеевна - в 1958 году, ей было 79 лет.
Бабушка моя в 1918 году начала работать в больнице. Сначала "пекла хлебы", как она говорила. Подорвала свое здоровье, таская тяжелые корчаги с мукой. Потом стала сиделкой.

Когда ее дочь, моя мама, вышла замуж за одного из первых комсомольцев Ветлуги Сергея Максимова, она уже больше нигде не работала, а растила своих внучек, меня и мою сестру Таню.

В Ветлуге мой отец окончил лесотехникум. Там он некоторое время был первым и единственным комсомольцем. В техникуме учились многие дети бывших помещиков. Однажды группа этих ребят схватила моего будущего отца. Они его раскачали и бросили в пролет лестницы со второго этажа. Среди них был один из родственников Верховских. Травмы были серьезными, но последствий не имели.

После окончания техникума Сергей Максимов работал непродолжительное время в лесничестве. Вскоре его перевели на партийную работу. Он обладал хорошими организаторскими способностями, был хорошим оратором, а потом и лектором.

Из Ветлуги его скоро направили в Нижний Новгород, где он стал работать в крайкоме партии. Семья с бабушкой и мной, двухмесячной, переехала на новое место.

Я безумно любила свою бабушку. Она была добрейшим человеком, безупречно порядочным. Она готовила вкуснейшую еду. Была очень аккуратной и чистоплотной.

Она очень интересно рассказывала сказки, знала их множество. Мне кажется, что она сама их сочиняла.

Была неграмотной. С трудом научилась расписываться.

Умерла рано, в возрасте 60 лет от воспаления легких, заболевания, которое тогда не умели лечить. Когда мне сообщили о смерти бабушки (в больнице), мне сделалось дурно, казалось - остановилось сердце, а когда бабушку опускали в могилу, меня крепко держали под руки с обеих сторон. Я хотела броситься в могилу за ней.

Мои посещения усадьбы Верховских

В Ветлуге я была первый раз до войны. Меня пригласила с собой Анна Александровна Соколова - директор колхозных театров.

Второй раз - во время войны. Ехала в сопровождении Героя Советского Союза Сергея Махалова - соседа моих родственников по улице в Ветлуге.
И только в третье посещение Ветлуги мне захотелось увидеть усадьбу Верховских, где работала и жила моя бабушка с моей мамой.

Летом 1945 года я прилетела в Ветлугу на санитарном самолете. Бабушка, мать отца, спросила, где приземлился самолет. Я показала рукой в ту сторону, сказала, что самолет по лужайке подрулил близко к какому-то длинному забору.

Бабушка торжественным тоном объявила: "За этим забором - имение помещика Верховского, где работала твоя другая бабушка!" И я на другое утро побежала в эту усадьбу с фотоаппаратом.

схема 2

В усадьбе

Я прошла парком, который представлял собой редкий сосновый лес. Воздух изумительный, напоен сосновым ароматом. Вышла к домам на крутом берегу реки Ветлуги. Все их сфотографировала. Почему-то никаких подсобных помещений не увидела или они у меня в памяти не запечатлелись.

На склоне к реке ни деревьев, ни кустарника не было. Росла густая трава, и было несколько вытоптанных тропинок к реке. Отсюда открывался дивный вид на неоглядные дали - леса до самого горизонта.

Гуляя по парку из конца в конец, набрела на бывшую оранжерею, где садовник Петруни выращивал невиданные в этих краях фрукты. Это была яма большого размера с валявшимися на дне сломанными рамами и большим количеством битого стекла - следы деятельности строителей нового мира.

В парке легко дышалось. Там был устроен противотуберкулезный санаторий. Бабушка меня предупредила, чтобы я не ела там землянику.
С тех пор я в каждый свой приезд сразу же шла в усадьбу. С каждым посещением я наблюдала, как ветшают дома. Не делается мелкий ремонт по поддержанию домов в хорошем состоянии. Я видела, как из-за подтекания воды с крыши разрушался на одном доме красивый балкончик. Он постепенно сгнивал, и его убрали.

При ремонте изразцовых печей мусор (битый кирпич и крошки) выбрасывались прямо из окон. Эти кучи за домом лежали много лет.
В противотуберкулезных заведениях одним из методов оздоровления является трудотерапия, а это значит - бесплатная рабочая сила. В санатории бывают люди всяких специальностей. И можно без проблем содержать все в ажуре!

Склон к реке зарастал деревьями, кустарником, сорной травой. Уже не видно стало ни реки, ни этой шикарной панорамы за рекой. Богатство, даром доставшееся, не бережется.

Я встречалась с жителями деревни Морозихи. Они очень по-доброму вспоминали Верховских. Один мужчина рассказал, что, когда у него от удара молнии сгорел дом и он был в отчаянии, помещик Верховской дал ему бревна и другой пиломатериал, и он быстро с помощью соседей поставил себе новую избу.

Я очень давно не была в Ветлуге. Теперь нет у меня там родных.

Перед тем, как написать об усадьбе Верховских, я послала письмо Наде, дочери Анастасии Михайловны, в надежде получить какие-нибудь неизвестные мне сведения и фотографии. Но письмо вернулось с пометкой: "Адресат умер".

Так оборвалась ниточка, связывавшая меня с Верховскими.
Верховских из этого рода много. Они есть и в Москве, и в Санкт-Петербурге, но, к сожалению, я никого больше не знаю.

Михаила Николаевича и Марию Сергеевну Верховских я часто мысленно благодарю за то, что не дали пропасть моей бабушке и маме, что запросто могло случиться, и так много сделали для них добра.

Из писем Нины Верховской

Дорогая Ирочка!

Письмо я получила и была рада. Как я могу не помнить твою бабушку? Она для меня дорогой и родной человек! В Горький приезжала я и ее навещала. Переписывались, до самой смерти бабушки. Все это, Ира, почти полувековой давности, но все вспомнилось. И я так разволновалась, что три дня не могла ответить на письмо. Боль и горечь не проходят даже за такой срок! После смерти бабушки я переписывалась с мамой до Отечественной войны, а тут все оборвалось, и кто мне сообщил позже, что твоя мама умерла, я сейчас не помню, но каждый день смотрю на твое фото и вспоминаю твою маму.

Бабушка пришла в наш дом в середине мая 1909 года, когда мне было от роду две недели. Мама меня только кормила, а в остальном я была на полном попечении и распоряжении твоей бабушки. Она меня очень любила и была мне как вторая мать. С ней пришла дочка Паша лет 6-7 и прожила в нашей семье до конца 1918 года. У меня старшие братья: Юра (1902 г.) и Сережа (1904 г.), они росли вместе с твоей мамой. Мать моей мамы была в Ветлуге заведующей 2-классной школой (это на Троицкой улице 2-эт. дом). И вот их троих возили ежедневно на лошади Циклопе (с одним глазом) в эту школу. Когда была плохая погода, они оставались ночевать у бабушки. Она там их в течение дня и кормила.

Потом их опять троих возили в гимназию. Мальчиков в мужскую, Пашу в женскую. Женская была очень небольшая и мест мало; в первую очередь брали детей дворян, помещиков, купцов, а для крестьян это было невозможно почти. Вот тут мой отец просил усыновить ее (ее отца), обязался, что не будет для нее требовать ни наследства, ничего другого, что выучит ее сам и отдаст замуж. Надо было ей дать только дворянство. Тот отказался, и папа надолго поссорился с ним. Но мама сумела устроить и крестьянку!! Твоя мама получила хорошее образование и воспитание (по тем временам). Говорили, что гимназия была отличная. Папа очень редко жил дома, и мама, и твоя бабушка управляли всем семейством и делами, бабушку звали второй хозяйкой. Мама много родила детей (нас было 8 человек).

Дорогая Ира! Здравствуй!

Я твое письмо тоже ждала. Но плакать не надо, Ирочка! Моего папу я очень хорошо помню, бабушка в глаза всегда называла Михайло Николаевич. Иначе он не любил. Действительно, бабушка очень почтительно относилась к моим родителям! Они были очень добрые, мягкие, воспитанные люди, уважавшие каждого человека. Никого никогда не звали на "ты". Твою бабушку никто в доме иначе как Матрена Васильевна не называл; так поставили родители, очень ее уважавшие, безгранично ей доверявшие. А мы, дети, звали ее ласковым именем няня-нянечка! Теперь напишу тебе, что знала от бабушки твоей и своей мамы, а позднее отца.

:Привезет папа ей платье, халат, а ей не лезет (полна), носит твоя бабушка, и у нее всегда был городской вид; и она была интересная, говорят. До нас она была горничной у каких-то господ поблизости ее деревни, но, когда родилась твоя мама, она ушла и долго не могла устроиться; жила в деревне с ребенком. О бабушке я тебе могу написать много! Но не сразу.

К сожалению, я не могла увидеться с бабушкиными воспитанницами. Они ко мне приехать не могли по старости. А у меня в то время появился внук Димочка, который был на моем попечении.

Дом Шаляпиных на Урицкого в три окна, а рядом с ним домик в четыре окна - этой моей папиной мамы, и мы жили в нем 1921 год (через забор от Шаляпиных). Мать Игоря Анна Андреевна - портниха. Отец был фельдшер в Ветлужской больнице, замечательный тенор! (но пил запоем). Федор Иванович несколько раз увозил его, чтобы вылечить и выучить, но он сбегал:

Отец умер в 1952 году, а мама в 1958 году на Северном Кавказе, где после войны жили Настя и брат Коля. Папе было 80 лет, маме 79 лет. Мама до 73 лет работала учительницей. У Насти трое детей: старший Вадим горный инженер, Владимир юрист и дочь Надежда - инженер-энергетик, у нее четверо детей, и Настя с ней живет (на пенсии), она бухгалтер и экономист. Муж Нади сейчас в Иране уже 2-й срок!! Н. Мих. 9/III. 82 г.

:Когда мы стали уезжать из усадьбы в конце 18-го года, поехала бабушка с Сергеем (братом 14 лет), она нам привезла всю обстановку 2-го этажа! Даже 2 очень больших зеркала, письменный стол, диван, кровать и т.п.!! Кроме того, она привезла на привязи к 2-м возам корову, свинью и телку. Твоя бабушка сумела распорядиться:

Из письма Анастасии Михайловны


Жду от Вас письмеца, чтоб узнать, что от себя говорила Вам бабушка и мама, а тогда, может, я бы смогла дополнить некоторые данные. Я хорошо знаю, что бабушка - уроженка д. Кораблихи, но какого уезда, волости, губернии, забыла и вблизи каких городов. Об этом напишите, а я сравню с тем, что вспомню. Вашу маму наш папа звал Паночка и птичка (она пела), а бабушка звала ее Пашенька. Вот какого она была года? Или ровесница Юры или Сережи - моих братьев? Юра был 1902-го, а Сережа 1904-го. Они все трое ездили в Ветлугу ежедневно в гимназию, только мальчишки в мужскую, а Пашенька в женскую. Ведь она была очень воспитана и интеллигентна, и мне кажется, что она знала французский язык. Как мне хочется, чтоб Вы написали побольше из жизни и разговоров бабушки и мамы. Ведь бабушка была очень умная, тактичная, много всего знала, умела себя держать и быть примером многим, но насквозь русская добрая душа, которую мы все любили безгранично, как и свою родную мать, и как жаль, что жизнь нас разлучила и так трагично обратилась со всеми дорогими людьми.

Целую, обнимаю Вас. Ан. Мих.

С Новым Годом! Дорогая Ирочка, Вы и вся ваша семья пусть почувствует с Н.Г. улучшение во всем, с чем приходится встречаться в жизни! Успехов, радостей, благополучия и счастья пусть принесет всем Новый Год! Так давно не писала Вам и от Вас нет весточек. Ирочка, напомню о прошлых вопросах - поинтересуйтесь, как далеко жили от Кораблихи Стюсси - это англичанин-филантроп, построивший поблизости от Гагр, на Черном море за свой счет лечебницу "Гульрипш". Она ныне крупный курорт. Когда я жила в Сухуми, приехал мой папа, и я его, узнав, что этот санаторий построил наш земляк, стала звать съездить туда, папа, будучи мирным человеком, не захотел со мной поехать и сказал, что хоть жив, хоть мертв Стюсси, он туда никогда не поедет, потому что с ним в ссоре! Не та ли ссора, о которой говорила Вам Нина Мих.

Вы для меня то же, как бабушка М.В., очень дороги. Целую. Ан. Мих.

 


дополнительные изображения
Нижегородская область
Нижегородская область

Площадь

76900 кв.км Область делится на 4 города областного значения и 48 районов, в состав которых входит 24 города районного значения, 55 рабочих посёлков и 531 сельсовет.

Нижегородская область

Климатическая зона

В целом область находится в зоне умеренно-континентального климата. Зима в Нижегородской области продолжается с начала ноября до конца марта. Средняя месячная температура января в области составляет −11… −13 ºС.

Все регионы
Второй выпуск каталога

"Инвестиции в туризм", второй выпуск, PDF